Home » Замок » Зал Сказок » Васса » О реках

О реках

“Возьми меня к реке,
Положи меня в воду,
Учи меня искусству быть смирным.”

(Б. Гребенщиков)

Ясным летним днем Вася шла по берегу лесной речки и смотрела на воду. Она уже видела много всяких рек в своей жизни и все они были удивительно разными.

Одни были стремительные и сверкающие, звенящие как хрусталь, другие - плавные и важные, спокойно блестящие, как отутюженная атласная лента. Но у всех у них было что-то общее. Может быть то, что реки были чем-то похожи на людей.

Как и люди в детстве, реки в своих истоках чаще всего были тоненькими и юркими, они быстро и весело бежали из своего озера или лесного болотца, как дети, крича, шутя и толкаясь, бегут куда-то, вырвавшись наконец из школы или из дома.

Постепенно приближаясь к среднему течению, реки “набирали вес”, как часто это происходит со взрослыми годам к сорока. Они становились солидными, движения их замедлялись, словно теперь, оставив безрассудство юности, река тоже начинала раздумывать над каждым своим жестом, как это делают некоторые люди. Полные сознания собственной необходимости, спокойно и уверенно текли такие реки через большие, столь же уверенные в себе города. Реки гордились кружевными, украшенными сверкающими по ночам огнями мостами, которые пролегали с одного их берега на другой; так люди гордятся, бывает, дорогими колье или булавками для галстуков.

Реки важно изгибались и поворачивались в своих поблескивающих гранитных набережных, как дамы и кавалеры на приемах поворачиваются в своих дорогих, но не очень удобных вечерних костюмах.

Иногда с реками случались и неприятности, когда в них попадала нефть или еще что-нибудь постороннее. Тогда они болели, покрываясь радужной пленкой, менявшей свой цвет, как синяк на ушибленной ноге... Но ведь и люди болеют, так, со временем, все налаживалось и тут.

Подходя к морю, реки вели себя по-разному.

Так старые люди часто разнятся в поведении, когда они подходят к своему великому морю. Некоторые, широкие, глубокие в своей мудрости, спокойно идут по своему пути до конца, тихо и с достоинством входят в бездонные воды морей и растворяются там, отдавая свои воспоминания тем, кому они нужны.

А другие, до последнего цепляясь за землю, стараясь унести с собой как можно больше, все, что они насобирали за свое долгое путешествие, разделяются на тысячи рукавов и ручейков, заполняют собой все, что только могут заполнить, требуя беспрестанного внимания и почтения к себе, угрожая затопить всё и вся...

Но как все неминуемо приходит к своему концу в этом мире, так и реки никуда не могли увернуться от моря. И море так же спокойно и уверенно поглощало их, как Смерть спокойно и уверенно укрывает своим белым саваном тех, у кого уж более не осталось времени ни на что.

Вася как всегда была одна. Одиночество все еще оставалось ее учителем и девушка была этому рада. С Одиночеством она могла думать о чем угодно, оно никогда не отвлекало ее, но напротив, продолжало учить и показывать разные важные и интересные вещи.

Становилось жарко и Вася решила искупаться. Найдя свое любимое место, где было достаточно глубоко и течение уже не тащило мелкие камушки, всегда так больно бьющие по ногам на мелководье, Вася скинула сарафан и залезла в свежую, довольно холодную воду.

Холодная вода лесной речки сначала словно обожгла кожу, наполнив ее миллиардами крошечных острых сверкающих иголочек. Иголочки кололись и как будто вертелись, подобно микроскопическим сверлам. Вворачиваясь в тело, они наполняли его каким-то удивительным искристым чувством. Немного поплескавшись, чтобы привыкнуть к температуре, Вася легла на поверхность воды и стала медленно спускаться по течению. Спустившись до мелководья, она вставала и шла обратно, снова ложилась и снова стекала с рекой вниз. Она любила эту игру.

Одиночество научило девушку, что когда что-то не ладится, можно придти к реке и попросить у нее помощи. Конечно, Река – не Земля, она не всегда бывает добра, но если быть вежливой и суметь договориться, река может согласиться унести твое горе и растворить его в бесконечных водах моря. Надо только всегда очень внимательно ловить каждое выражение, каждый вздох речной воды, тогда ты узнаешь, согласна река выполнить твою просьбу, или ты пришел в неурочное время.

Если река согласна, то можно вот так лечь на воду и отдать ей свою беду... Вася теперь уже знала, как это бывает. Лежишь, закрыв глаза, и чувствуешь, как постепенно уходит боль из души, становится легче дышать, и все тело словно теряет вес. Вода ласково обнимает тебя, смывая ненужное, проникая во все уголки твоей уставшей души, успокаивая и заживляя ее раны. Она унесет далеко-далеко твою боль и обиду, наполнив тебя взамен своим тихим, холодным и чистым светом, вливающимся в тебя через тысячи тоненьких ясных лучиков. Они пронизывают всю толщу воды, захватывая и того, кто сам попросил о помощи и очищении. Если хорошенько присмотреться, можно увидеть эти лучики даже простым глазом.

Со временем Вася узнала, что и у рек, как у людей, бывают свои светлые и темные стороны. Узнала, что не надо подходить, особенно без большой нужды, из любопытства, к глубоким темным омутам, не стоит тревожить их покой. Омуты у реки - как у людей укромные уголки души, куда не пускают даже самых близких друзей. Там хранятся важные секреты или прячется глухая боль. Там оседают иногда те страшные людские несчастья, которые даже самая быстрая и ловкая река не может донести до моря, так они тяжелы... Вася понимала теперь, почему во многих сказках говорится, что омут – страшное место. Там всегда грустно и тягостно, и даже в яркий летний день от мутной неподвижной толщи воды веет холодом. Речные русалки, что живут рядом, всегда печальны, тусклые их глаза полны слез, их песни протяжны и глубоки, как плач...

Есть на свете такие ясные чистые речки, где совсем не бывает омутов. Такие реки особенно светлы, но они часто коротки. Рождаясь из прозрачных ключей, пробившихся через толщу камня, быстро бегут они с высоких гор. Холодные как лед и прозрачные как хрусталь, маленькие речки пробегают свой короткий путь весело и беспечно, и сами не замечают, как исчезают, вливаясь в другие, более крупные и важные.

А есть, напротив, другие. Тяжело и медленно движутся их мутные воды. Русла их изрезаны илистыми островами и глубокими черными впадинами. В них бывают странные скрытые течения, не видные сверху. Такие реки опасны и коварны. Нельзя наклоняться над ними – утянут, проглотят и унесут в подводном тайном потоке, никто никогда не найдет тебя...

Река, как, впрочем, и все остальные в особом мире, не любит праздного любопытства. Для тех, кто не видит, не чувствует по природе своей, она остается просто водой, в которой приятно выкупаться и можно выстирать белье, звуком, который приятен уху, блеском, радующим глаз. Она снисходительна с несведущим.

Но совсем иначе относится река к тем, кто видит, хочет видеть, слышать и знать. К ним она требовательна и строга, как всякий хороший учитель. Она может наказать за невнимательность, подставив острый камень или подмыв неожиданно берег, но всегда наградит за прилежность, позволив узнать что-то особенно важное.

 

Сказку рассказала Васса