Home » Замок » Зал Сказок » Sidhe » Кто-то родной

Кто-то родной

На краю горного леса, там, где с пологого холма видна полоска моря, а небо такое высокое, что кажется куполом из синего хрусталя, рос маленький зеленый Куст. От холодных западных ветров его прикрывали деревья, а неподалеку журчал прозрачный ручей. Птицы по утрам садились на его ветви и пели свои утренние песни, а на закате бриз доносил до него легкий аромат морской воды.

Все было бы хорошо, да только Куст почему-то решил, что он одинок. Песни ручья и птиц, прикосновения ветра не радовали его, солнце казалось ему равнодушным, а морской ветер - холодным и неласковым. Куст тосковал по Кому-то Родному. Кому-то, с кем можно обняться ветвями и говорить, говорить... Слушать ветер и воду, радоваться летнему теплу. Он думал, что вот тогда, когда Кто-то Родной придет в его жизнь, тогда он и послушает наконец птичьи песни и шепот ручья, покажет этому Кому-то, как красив и безмятежен закат над пенным прибоем, и будет каждое утро приветствовать Солнце радостными взмахами ветвей.

Так и жил маленький Куст день за днем, луну за луной на краю горного леса, весь - в ожидании и грусти. Однажды на рассвете вместо пения птиц его разбудило чье-то прикосновение. Кто-то полз вверх по ветке. Куст с удивлением смотрел, как этот кто-то упорно карабкается вверх, оскальзываясь и скатываясь на землю, но все равно раз за разом цепляясь за ветки и листья.

- Кто ты? - спросил Куст, и немного поддержал своим листом готового вновь упасть вниз гостя.

Гость замер и сжался.

- Почему ты боишься? Кто ты? - снова спросил Куст.

Утренний гость назвался Червяком и объяснил, что замерз ночью и приполз немного погреться. Он показался Кусту очень красивым: яркий, с нежной бархатной кожицей.

- Ну что ж, погрейся, - сказал Куст и прикрыл Червяка ветками.

Солнце выглянуло из-за моря, и к Кусту прилетела птица, чтобы спеть свою утреннюю песню. Червяк снова сжался и начал дрожать.

- Тебе все еще холодно? - спросил его Куст, - Подожди немного, сейчас выглянет Солнце и станет теплее.

- Я согрелся, но боюсь, что меня съест эта птица, - ответил Червяк.

Куст поплотнее сомкнул свои листья и спрятал Червяка от птицы.

- Ты не бойся, она не заметит тебя. А песню послушай. Слышишь, какая она красивая? Утренняя песня... Знаешь, еще бывает песня вечерняя. Поют не только птицы, еще поет ручей. И морской прибой там, внизу...

- А что такое прибой?

Птица улетела, и Червяк осторожно выглянул из-под прикрывавшего его листа.

- Ты никогда не видел прибоя?

Куст посадил Червяка на ветку и поднял ее над собой.

- Смотри! Там, внизу. Видишь? Правда, красиво?

- Красиво...

Червяк восторженно рассматривал пенную полосу, белеющую у берега.

- Тебе нравится? Я дарю тебе этот прибой. Теперь мы сможем любоваться им вместе.

- Спасибо. Это действительно очень красиво... Я никогда не видел такой красоты. Ты подарил мне прибой.

Не отрывая взгляда от прибоя, Червяк рассеянно откусил кусочек листа.
Куст дернулся.

- Извини, - Червяк виновато потупился, - Я так проголодался.

- А что ты ешь?

Червяк даже покраснел, и окончательно уставился в землю.

- Я ем только листья... Извини, я больше так не буду. Я сейчас уйду.

- Куда же ты пойдешь? У нас ведь теперь прибой один на двоих. И песни птиц и ручья... И утро...

Куст немного подумал и протянул Червяку свою ладошку-лист:

- Ешь.

Червяк нервно потоптался на месте и нерешительно поднял голову.

- Но это же твои листья?

- Но ничего другого ты ведь есть не можешь?

- Не могу...

- Так ешь. Ешь, мы ведь теперь вдвоем. Я подарю тебе свои листья, и еще - расскажу тебе о своем лесе, и небе, и море... Мне так давно хотелось рассказать кому-нибудь об этом. Кому-нибудь Родному... Ты можешь стать Родным?

- Могу. Я буду тебе Родным, - Червяк быстро грыз лист. Кусту даже показалось, что он совсем не жует, только откусывает и глотает. Было больно, но Куст терпел. Ведь у него теперь был Кто-то Родной, а за это пара листиков - небольшая плата. Куст терпел и думал о том, как он будет делиться с Червяком тем, что видел и слышал за годы одиночества. Червяк все ел, а на небо неспешно вплывало летнее Солнце, и на лесной опушке разгорался новый день.

Время шло день за днем, ночь за ночью. Червяк слушал рассказы Куста о деревьях и птицах, Луне и Солнце. Они вместе слушали песни ручья и любовались прибоем. Червяк рассказывал Кусту свои истории, и они завораживали Куст необычностью: он не знал, каково это - проползти по влажной траве и забраться на теплый камень. Куст ходить не умел.

Каждый день Червяк съедал у Куста пару листьев. И Куст старался выращивать их побольше, чтобы Червяку было, что поесть, и чтобы ему можно было спрятаться в листьях от птиц, которых Червяк по-прежнему боялся.

Время шло, и постепенно есть стал Червяк все больше и больше, а слушать Куст - все меньше и меньше. Впрочем, рассказывать Кусту уже было нечего: он поделился с Червяком всем, что знал, видел и слышал. Всем, что у него было. И Куст был счастлив, что у него наконец появился Кто-то Родной.

Однажды утром Куст проснулся раньше обычного, и услышал, что Червяк с кем-то разговаривает. В предрассветном полумраке он разглядел Червяка, сидящего на ветке вместе с другим Червяком. Куст прислушался...

- Сейчас рассветет, и мы спрячемся под листья и послушаем утреннюю песню птиц.

- Птиц? Какой ужас! Они же нас съедят!

- Не бойся. Я знаю, как их обмануть. Мы спрячемся под листья, и они нас не заметят. А потом я покажу тебе прибой. Знаешь, как это красиво! Надо только взобраться по веткам на самый верх. Я научу тебя... Я влюблю тебя в этот прибой и в песни ручья. Я подарю тебе это...

Два червяка сидели рядышком на одной ветке. Куст ошарашено смотрел на них, и что-то кольнуло его где-то в глубине ветвей. Он смотрел и смотрел, пытаясь понять, как это случилось - вот был один Червяк, его Родной. А теперь их двое, и Родной делится с кем-то тем, что Куст ему подарил когда-то... А потом рассвело, и червяки, укрывшись под листьями, слушали птичью утреннюю песню. Потом они забрались на самый верх и второй Червяк с удивлением и восторгом рассматривал прибой, а Родной Червяк гордо и ласково придерживал его, чтобы он не сорвался вниз. Потом они немного перекусили листьями Куста, и второй Червяк куда-то уполз, пообещав, правда, вернуться...

Когда гость исчез в густой траве, Червяк повернулся к Кусту и поздоровался. Куст не ответил. Он все смотрел на свои листья-ладони. Раньше он не замечал, что они стали напоминать кружево - все в дырочках, изъеденные и обглоданные. Ему ведь все труднее было их выращивать, новые и новые, взамен старых, пошедших на корм Червяку. "Зачем я это делаю?" - подумал Куст. "Зачем я кормлю того, кому уже не нужны мои рассказы? Теперь он дарит мой мир другому, а я его все кормлю... Зачем?" Куст все продолжало что-то покалывать...

На следующий день чужой Червяк приполз снова. И через день - опять. Наконец Куст не выдержал, и сказал Родному Червяку, что ему это не нравится. Куст чувствовал себя лишним, ненужным, пригодным только для еды. Но Червяк от него отмахнулся. Червяк не понимал, что такого в том, чтобы поделиться с кем-то еще красивыми историями. А о том, что с Кустом он давно перестал разговаривать, а только ел его листья, Червяк говорить не стал. Неприятно было Червяку говорить об этом, а он привык делать только то, что ему нравилось: вкусно есть, спать в тепле и любоваться горным лесом и небом, спрятавшись от птиц под защитой листьев Куста.

Шло время. Куст и Червяк все так же вместе встречали и провожали летние дни. Только они уже больше не разговаривали. Куст все что-то покалывало изнутри, да ветки перестали быть как прежде мягкими и нежными: на ветках появилась кора. А однажды червяк потянулся пообедать за очередным листом, и укололся обо что-то на ветке Куста. Присмотревшись, он увидел острую и прочную колючку.

- Что это у тебя? Зачем? - спросил удивленный Червяк.

Но он забыл, что они с Кустом уже давно ни о чем не говорили. Куст не ответил, а только пожал своими ветками. Куст был занят: он слушал песню ручья и придумывал к ней свои слова. Вопрос отвлек его, и часть слов куда-то убежала. Это расстроило Куст, и он постарался поскорее забыть о Червяке и его вопросе.

Червяк все пытался дотянуться до листьев, но колючки, а их становилось все больше и больше, не пускали его. И настал день, когда Червяк ушел. Червяк просто слез с веток, скатился, уворачиваясь от острых колючек, и закричал из травы:

- Посмотри на себя! Ты не Куст! Ты - колючка!

- Да, я стал колючкой, - с удивлением ответил Куст. Казалось, он только сейчас заметил это.

- Не стал! Был! Ты всегда таким был!

Куст не стал спорить. Он и сам уже не верил, что когда-то был другим.

- Ты думаешь только о себе! Тебе никто не нужен! - продолжал кричать Червяк, - К тебе никакой червяк никогда не подойдет!

"А может, это не так уж и плохо?.." - подумал Куст, но вслух ничего не сказал. Он уже не хотел говорить вслух того, что думал.

Потом Червяк уполз прочь. Навсегда. Куст смотрел, как Кто-то Родной скрывается в густой зеленой траве, и вспоминал, как он дарил ему свои истории. Запах моря и песню ручья. Птичьи трели и черную пилу деревьев на фоне ночного неба... Вспоминать было больно. Все-таки, это был Кто-то Родной... Боль прошла по всем веткам, пробежала по листьям, как по нервам, и собралась в одну точку. Точка стала бутоном, а бутон - цветком. На краю горного леса, там, где с пологого холма видна полоска моря, а небо такое высокое, что кажется куполом из синего хрусталя, расцвела роза.

Сказку рассказала MarGelaene