Home » Замок » Зал Сказок » Глаза, на дне которых иное солнце

Глаза, на дне которых иное солнце

- У меня есть книга, там рассказывается о колдунах... И еще немножко о демонах. Колдуны прошлого были такими сильными, вызывали демонов, демоны выполняли их поручения... · девочка ни на кого не смотрела, пока рассказывала, прозрачное ее лицо было печальным, сомнение и тревога тенями плавно перемещались по ее лицу, заглядывая ей в глаза. · Но почему многие из колдунов, таких сильных, умирали страшной смертью? Неужели они не могли сделать так, чтобы их защищали? А если сделали · они ведь наверняка сделали · то почему не сработало? · Дружно вздрогнул огонь свечей (в этой семье их свет предпочитали свету ламп), и девочка подняла взгляд на мага, к младшему брату которого она пришла в гости. Брат мага, сам маг, только паспортным возрастом помладше, кувыркаясь на полу и нисколько не сострадая девочке, заметил:

- Я такое тоже читал, это про Фауста, про Бэкона... Там всякого церковного много, средневековые вещицы, - он быстро глянул на мага, думая поразить того своими познаниями в истории. · Обязательно предполагалось, что колдун должен продать душу дьяволу за свою силу, и потом умирал мучительно и страшно... · брат скорчил страшную рожицу и изобразил адские мучения колдунов, рискнувших на подобную сделку.

Девочка засмеялась и сползла с дивана на пол к другу побеситься. Им ведь всего по десять паспортных лет было. У них имелись паспортные же имена и фамилии, но они уже знали, что в действительности их зовут совсем иначе. Они ходили в школу-лицей, в один класс, и однажды брат мага сказал ему, что в их классе есть девочка, и она тоже много умеет, а еще она хорошая. И так девочка со своей мамой попали к ним в гости. Теперь мама девочки и мать семьи маленького мага и мага побольше сидели на кухне и пили ликеры, там тоже горели свечи, дети визжали и кувыркались, черный кот добродушно наблюдал за ними из-под прикрытых век. Но маг постарше пристально разглядывал повисшие в воздухе вопросы девочки, искал корень ее тревоги, он знал, что на пути маленьких волшебников всегда в нужный момент появляются те, кто может помочь им. И он сказал:

- Кончай беситься, народ! Принимаем удобное положение тел и готовимся слушать · я расскажу вам кое-что.

Разрумянившиеся от возни дети устроились поудобнее, девочка села на диван и свернулась калачиком, а брат мага прислонился спиной к мягкому расшитому сиденью дивана. Маг уселся в свое любимое кресло и начал рассказ:

- Две истории, одна произошла не так давно, десять лет назад, а события другой развивались примерно две тысячи лет назад · но это примерно и не точно. Итак, десять лет назад, в России... Девчонка одиннадцати лет была отправлена на молочную кухню младшей сестре за питанием. Конечно, девочка эта была непростым ребенком, она родилась магом. Кухня находилась не близко, а город, где проживала девчонка, считался самым большим городом области, и было там куча оживленных дорог, а еще хуже · заполненных несущимися машинами перекрестков, и девчонке несколько из них предстояло перейти, от чего настроение у нее портилось сильнее и сильнее: мало того, что холодно, и грустно, и все плохо, и нет друзей, и никто ее не любит, и ничего хорошего от жизни она не ждет, и дороги, дороги с ревущими машинами, многополосные, и на одном из таких перекрестков нет светофора · и непонятно, как переходить. А плохо было этой девочке потому, что ее не покидало ощущение, будто все как-то неправильно, не так, как надо, пусто и непонятно. По дороге к молочной кухне девочка все-таки умудрилась перейти этот жуткий перекресток, стараясь не отставать от двух взрослых, которым тоже нужно было попасть на ту сторону дороги. А вот обратно... Девочка все стояла, стояла, ждала, ждала, но почему-то никто в мире не хотел перейти перекресток сейчас, а самой ей было страшно. Но она ждала и оглядывалась, и мысли ее как-то незаметно от перекрестка перешли к одиночеству, к тому, что нет рядом никого, кто мог бы... Помочь ей... Даже мама занята была ее сестренкой, и не могла уделить девочке достаточно внимания, хотя и старалась. Девочку кто-то мягко взял за рукав теплой куртки. Она удивленно подняла голову и увидела... иное солнце поднималось на дне глаз, синих, как предрассветное небо... странный человечек с прекрасными глазами тянул ее за собой, молча предлагая перейти перекресток с ним. Она и шла, не совсем понимая, что идет, что переходит, она тоже молчала, смотрела ему в глаза, подспудно удивляясь тому, как это он может идти через такую страшную дорогу и даже не оглядываться на машины. Странный человечек, выше девочки всего на голову, длинноволосый, с лицом морщинистым и добрым, улыбался ей, а солнце в его глазах поднималось выше... Он перевел ее, кивнул ей и пошел дальше. Она было вспомнила, что нужно сказать «спасибо», но его уже нигде не было, хотя она не сводила с него взгляда. С тех пор в снах девочки часто появлялись существа с глазами ясными, синими, на дне которых светит иное солнце, и что интересно, они появлялись именно в тех снах, где ходил кто-нибудь недружелюбный.

Маг перевел дух и отпил немножко матэ, которое принесла ему его мать, чтобы голос не хрипел, «а то детей напугаешь». «Дети» сидели с открытыми ртами, и маг чуть не захлебнулся, развеселившись их забавным видом. Допив матэ до конца, маг продолжал.

- А вот другая история. Жила-была принцесса... Древний род ее имел корни в королевской династии жаркой страны, где она жила с рождения, и одновременно принадлежал к самым лучшим родам чернокожего населения материка, поэтому принцесса была темненькой и очень хорошенькой. Ей было тринадцать лет, она рано осиротела, и осталась единственной наследницей своего рода. У нее не было близких или друзей, кроме одной служанки, такой же, как она сама, молоденькой. Принцесса не могла похвастаться выдающимися познаниями в науках, хотя писать и читать она умела, что было положено всем придворным. Больше всего на свете принцесса любила изящные вещи и драгоценности, коих у нее было великое множество. Но не радовали нынче принцессу украшения... Она узнала, что родители ее умерли не по воле богов, а по воле злых рук. Ее верная служанка шепотом рассказала ей эту тайну, со слезами на глазах умоляя спасаться · «Ведь и вас убьют, госпожа, вы наследница, и богатая, вы можете получить большое влияние при дворе фараона, а это многим бы не понравилось...». Принцесса понимала, что надо что-то делать, какие-то воспоминания проносились мимо нее, она не знала, к кому обратиться, ей некому было доверять. «Просите богов о помощи», - сказала служанка, запирая двери ее комнаты изнутри на засовы, чтобы никто не пробрался. У принцессы была книга, где рассказывалось о богах, о жрецах, о великих магах и мощнейших заклинаниях... Принцесса решила: «Пусть боги помогут мне». Ей и в голову не пришло сомневаться или испугаться грозных богов. «Я одна, у меня никого нет», - обратилась она к ним, как к тем, кто обязан защитить ее в отсутствии отца с матерью. Бог Анубис показался ей внимательно ее слушающим, и она попросила его прислать кого-нибудь, кто охранял бы ее. В то же мгновение из книги вылезло, рыча, двухметровое черное существо. Служанка принцессы потеряла сознание, а принцесса как ни в чем не бывало разглядывала чудище, удивляясь прекрасным украшениям этого черного существа с псиной головой, золотыми глазами и когтистыми лапами. На груди у чудища висело ожерелье с переливающимися опалами величиной в кулачок принцессы, на лбу его сиял кровавый неизвестный ей камень, у него был кинжал в ножнах, сверкающих, как луна в росе. Собакоголовое чудовище высунуло тонкий красный язык и, картавя из-за клыков, поинтересовалось у принцессы: «Вам их как убить? Оставить помучиться?». Принцесса и забыла, что ей угрожает опасность. «Нам... Царедворец Асу готовит покушение на меня... и нее · принцесса указала на лежащую на полу без сознания служанку · и я хочу его наказать...» - принцесса даже не успела высказать свою мысль до конца, как собакоголовый воин рывком освободил кинжал из ножен, выбил дверь из покоев принцессы и в несколько прыжков скрылся из ее поля зрения, страшный рык сотрясал стены дворца, и принцесса бежала за ним. Она успела найти его в тот момент, когда лицо царедворца Асу исказилось от ужаса, и платье его заливала кровь: черный воин вонзил свой клинок прямо в подбородок коварному Асу. «Не убивай его», - сказала принцесса демону. · «Лучше перенеси меня и мою служанку к моим родственникам в Нубию, там мы будем в безопасности». Вечером, обустроившись в новых покоях в доме у переполошенных родственников, далеко-далеко от дворца фараона, принцесса спросила у демона его имя. Он назвался ей, и попросил подарить ему какую-нибудь из своих драгоценностей, чтобы ему было легче найти ее, если что. Принцесса выбрала серьги, свои самые любимые серьги, одну отдала демону, тот вдел ее в свое огромное острое ухо, а одну она надела сама. «Я найду тебя даже в будущих жизнях», - сказал демон и исчез. А принцесса с тех пор точно знала, что у нее есть сильный друг.

Маг совсем охрип и отпивался второй чашкой матэ. Девочка спросила у брата мага:

- И такие защитники есть у всех? И у тебя?

- У всех, у всех, - заверил ее брат мага.

- Но это не значит, что можно лезть в пекло, надеясь на своих друзей и ставя их в опасное положение, - заметила мать магов постарше и помладше.

- Рассчитывай свои силы и не безумствуй · и не заключай глупых сделок! · просипел маг постарше.

- А как мне их увидеть? · спросила девочка.

- Они придут, когда тебе понадобится помощь, - ответил маг постарше.

Их кухни донесся звоночек · в духовке приготовился пирог. Маг помладше стремглав бросился занимать место, девочка побежала за ним. Пирог · дело важное.