Home » Замок » Зал Сказок » Бабушкино наследство

Бабушкино наследство

Как-то раз, одним прозрачным сентябрьским утром, владения его величества короля Гиацинта Второго неожиданно увеличились почти вдвое. «Как же это может быть? - подумали все мужчины королевства. – Ведь его величество – известный пацифист и не ведет никаких войн с соседями». «Как странно, - подумали все женщины королевства. – Вроде бы его величество не собирался жениться ни на какой принцессе, за которой могли бы давать такое приданое». И услышав, что же произошло на самом деле в то утро, все мужчины и женщины королевства очень удивились: у его величества короля Гиацинта Второго умерла старая-престарая двоюродная бабка, у которой по соседству как раз было королевство. Королевство-то у нее было, а вот наследников она себе за всю свою долгую жизнь наплодить не удосужилась. И после ее смерти его величество король Гиацинт Второй оказался единственным законным претендентом на трон своей престарелой родственницы. «И чего только в мире ни случается...» - заахали и заохали все мужчины и женщины королевства. И только все дети королевства, даже самые маленькие и несмышленые, ни капельки не удивились – уж они-то точно знали, что всё хорошее бывает именно от бабушек, даже если это мертвые бабушки.

Когда его величеству королю Гиацинту Второму сообщили о смерти двоюродной бабки, он, признаться, совершенно не огорчился. Не потому что он был бессердечным королем, а просто потому, что эта двоюродная бабка была такая тихая и незаметная, что никто из соседей, королей и королев, никогда не помнил ни о существовании ее королевства, ни о существовании ее самой. Конечно, его величеству королю Гиацинту Второму приходилось иногда о ней вспоминать, он ведь все-таки был ее внуком, пусть и двоюродным, но даже и он учредил для этого при своем дворе специальную должность почетного напоминателя, который был обязан по большим праздникам, а также в день рождения двоюродной бабки напоминать королю о ее существовании, чтобы тот не забыл ее поздравить. Так что его величество король Гиацинт Второй тем утром просто оделся, вскочил на коня и ускакал осматривать свои новые владения, прихватив с собой пару верных рыцарей.

Целую неделю у них заняло путешествие по новым королевским землям, и вот к полудню седьмого дня, уже изрядно утомленные дорогой, они выехали на луг, со всех сторон окруженный лесом. Посреди луга возвышался большой замок, по всей видимости, очень древний. Только вот что было странно: не было ни дороги, которая вела бы к замку, ни окон в этом замке тоже не было, а ворота так давно не открывали, что их уже с трудом можно было различить на фоне стены. В общем, мрачновато выглядел замок на лугу, однако его величество король Гиацинт Второй был очень смелым королем, и решился все-таки постучаться в эти замшелые ворота. Но даже когда вместе с ним постучалась пара его верных рыцарей (а это были очень громкие рыцари), им никто и не подумал открывать.

Тогда король Гиацинт послал одного из верных рыцарей в ближайшую деревню – раздобыть информацию о том, что это за замок такой странный и кто в нем живет. Рыцарь ускакал, и через некоторое время привез его величеству древнюю старуху (даже не древнюю, а древнюю-предревнюю), чтобы та сама могла рассказать его величеству все, что он захочет узнать. «Вот, ваше величество, я раздобыл для вас информацию», - сказал рыцарь, запросто одной рукой снимая старуху с лошади, - такая это была древняя, сухая и сморщенная старуха.

- Что это за замок, бабушка, и кто в нем живет? – спросил старуху король Гиацинт. – И живет ли в нем вообще кто-нибудь?

- А зачем ты хочешь это знать? – едва различимо прошелестела в ответ старуха.
- Ну, - слегка замешкался король Гиацинт, - я ваш новый король, и я хочу знать обо всем, что происходит в моем королевстве.

- Так ты и есть внук нашей покойной королевы? – обрадовалась старуха.

- Ну, двоюродный внук, - поправил ее король Гиацинт.

- Ты, я смотрю, заметный, не то что наша покойная королева. Да и рыцари у тебя, я смотрю, громкие... Неужели о существовании нашего королевства наконец-то начнут помнить? – еще больше обрадовалась старуха.

- Да уж мы им напомним, бабушка, не беспокойся, - заверил ее король Гиацинт. – Ты мне лучше про замок расскажи.

И старуха рассказала ему про замок.

Давным-давно, так давно, что даже уже никто и не помнит, когда именно, в жил этих краях один очень могущественный волшебник. Он мог наколдовать все-все, что только может быть на этом свете. Он был самым сильным в мире волшебником, и у него была только одна слабость: у волшебника была дочь, и он очень ее любил.

Дочь волшебника была девушкой неземной красоты, и все знатные юноши окрестных королевств считали ее самой желанной невестой. Однако волшебник был крайне щепетилен в выборе мужа для своей любимой и единственной дочери, и чтобы ничто его в этом выборе не торопило, он наколдовал для нее вечную молодость и здоровье. Но чем дальше шли годы, тем сильнее волшебником овладевал страх. То есть, конечно же, он был самым смелым в мире волшебником, но одного он все-таки боялся: он боялся, как бы его дочь не умерла. Но даже самый могущественный волшебник не может наколдовать бессмертие – ведь бессмертия на этом свете быть не может. Так и жил волшебник в своем замке, со своей дочерью и своим страхом.

Каждое утро волшебник просыпался с мыслью о том, что вот сегодня его дочь может умереть. «Ведь она так прекрасна, - думал он. – А прекрасных девушек везде подстерегают опасности. Вдруг это последнее утро, которое увидит моя любимая и единственная дочь?» И эти мысли на весь день лишали его покоя, а по ночам он страдал жестокой бессонницей.

Но однажды волшебник придумал, как ему быть. Он не мог сделать свою дочь бессмертной, но он мог взять у нее ее смерть, и хорошенько спрятать ее. В одной захолустной деревушке волшебник построил небольшой дом, в котором он и спрятал смерть своей любимой и единственной дочери. И пока эта смерть была спрятана там, его дочь могла жить спокойно, и ничего не бояться.

С тех пор беззаботно стала жить прекрасная Берта (а именно так звали дочь волшебника). Она путешествовала по миру, устраивала грандиозные балы в замке своего отца, флиртовала со знатными юношами, и, наконец, выбрала себе среди них своего будущего мужа. Отец без колебаний одобрил выбор дочери - он к тому времени был уже немолод, а очень хотел еще успеть понянчить внуков, - и вот была назначена свадьба. Однако в день свадьбы случилась трагедия: в церкви, где все собравшиеся гости, родственники и сам жених ожидали прибытия невесты, неожиданно рухнул купол. По счастливой случайности, почти все уцелели, - погиб только один человек. И это был жених дочери волшебника. Когда Берта узнала о случившемся, она развернула свою свадебную карету, уехала обратно в замок и заперлась в своей комнате. Целый месяц она не выходила оттуда – она ничего не ела, не пила (все равно ведь смерть ей не грозила), и ни с кем не хотела разговаривать. Волшебник между тем, привыкший каждый день видеть свою ненаглядную дочь и очень страдавший ее горем, начал потихоньку увядать, впадать в депрессию и вообще всячески сходить с ума. Когда прошел месяц со дня несостоявшейся свадьбы, а его дочь все не выходила из комнаты, он взял бумагу и перо, написал для нее письмо, а потом лег на кровать и умер (вот такие они, волшебники, запросто могут лечь и умереть).

Когда слуги просунули Берте под дверь письмо от ее уже покойного отца, она неожиданно вышла из комнаты, собрала всю прислугу в главной зале, распорядилась насчет похорон, а после приказала заложить в замке все окна, и закрыть щели под крышей и в подвале, чтобы туда не могли пробраться птицы и другие животные. Когда все было сделано, она сказала, что ей никто больше не нужен, и все теперь должны убраться из замка прочь. «Я не хочу видеть вокруг себя ничего живого, - так сказала она. – Все живое умирает, и я не хочу видеть, как оно умирает, зная, что я сама никогда не смогу умереть. Поэтому уходите. И передайте всем мужчинам окрестных королевств, что за того из них, кто вернет мне мою смерть, я готова немедленно выйти замуж».

- Вот так-то, - закончила свой рассказ старуха. – Это тот самый замок, ваше величество, и прекрасная Берта, говорят, до сих пор в нем живет.
- Ничего себе, - подивился король Гиацинт. – А что же, неужели никто из многочисленных поклонников не попытался вернуть Берте ее смерть? Она хоть объяснила, как это сделать?

- Многие пытались – никому не удалось, - ответила старуха. – Волшебник в своей предсмертной записке открыл дочери, как можно вернуть ей смерть.

- И что, неужели это так сложно? – поинтересовался король Гиацинт, который с раннего детства очень не любил неразгаданных тайн.

- А ты что, хочешь попробовать? В письме волшебника было написано, что всякий мужчина, узнавший, как вернуть Берте смерть, обязан попытаться это сделать, а не то умрет сам.

Тогда король Гиацинт крепко призадумался – все-таки на его плечах лежала теперь судьба сразу двух королевств, а наследника у него еще не было даже и в помине. Однако нелюбовь к неразгаданным тайнам победила, и король попросил верных рыцарей отойти подальше и сказал старухе, чтобы та продолжала.

- Смерть Берты, - продолжила старуха, - спрятана в доме, в деревне с названием Грибная, что на северной границе королевства. Это будет третий дом по главной улице. В чем именно спрятана смерть, никто не знает, даже сама Берта, но в письме сказано, что она непременно узнает свою смерть, как только увидит ее. Каждый приходящий в дом имеет право зайти туда только один раз и взять с собой только что-нибудь одно. Если он нарушит это правило, то, как несложно догадаться, немедленно умрет. Вот, собственно, и вся задачка, - сказала старуха.

- Так за такое долгое время уже все предметы из дома можно было перетаскать! – удивился король Гиацинт.

- Так и перетаскали, ваше величество, перетаскали же, - ответила старуха. – Уйма там всякого хлама была. Дом тот стоит теперь пустой, уже много сотен лет, а смерть к Берте все так и не вернулась. Ничего из принесенного ей она не узнала.

- Да, задачка, - пробормотал король Гиацинт. – Ну да придется попробовать, раз уж взялся. – И он снова сел на коня и ускакал туда, куда указала ему старуха, на этот раз в одиночестве.

Третий дом по главной улице и впрямь выглядел пустым, однако дверь была заперта.

- Эй, есть кто-нибудь? – постучался король Гиацинт.

Через минуту дверь открылась, и на пороге король Гиацинт увидел молодого человека. Юноша был непричесан, и неопрятен в одежде, однако было видно, что он несказанно красив.

- Давненько сюда никто не приходил, - почти шепотом произнес юноша. – Я уже и говорить почти разучился. Сколько лет прошло – триста, четыреста, а может все пятьсот? Ну, ты проходи, раз пришел, - и юноша пригласил короля Гиацинта в дом.

- А ты кто? – спросил король Гиацинт, попутно оглядывая абсолютно пустые комнаты дома.

- А я приставлен к дому, я за ним смотрю, - грустно сказал юноша. – Правда, смотреть тут уже особо не на что – они же всё вынесли. Даже занавески с окон, и те утащили. Всё что-то ищут, и найти не могут, – и он с интересом посмотрел на короля. – Что вы ищете-то все, я что-то подзабыл?..

- Погоди, а сколько тебе лет, если ты все это время тут живешь? Люди ведь столько не живут... - удивился король.

- А это заколдованный дом, - все так же грустно ответил юноша. – Жизнь всякого, находящегося внутри него, останавливается, и он не стареет.

- А потом? – спросил король, все также внимательно оглядывая пустые комнаты. – Ну, если ты выйдешь из дома, ты что, сразу умрешь?

- Да нет, ты не понял, - улыбнулся юноша. – Просто моя жизнь пойдет с того момента, когда я сюда вошел. Это как бы отсрочка, понимаешь? Ну, пауза.

- Понимаю, - сказал король Гиацинт, теперь очень вдумчиво глядя в лицо юноши. – И ты что же, ни разу отсюда не выходил?

- Мне нельзя, - ответил юноша. – Выйти отсюда может только тот, кто пришел сюда за тем, что... ну, за чем вы все сюда приходите.

Король Гиацинт помолчал немного, задумавшись, и потом решительно сказал юноше:

- Знаешь что? По правилам, я могу забрать из этого дома что-то одно, так?

- Так, - подтвердил юноша. – Только здесь больше ничего нет.

- Неправда, - возразил король Гиацинт. – Здесь есть ты. Вот тебя-то я и заберу.

И он посадил немало озадаченного таким поворотом событий юношу с собой на коня, и поскакал обратно к замку, где в добровольном заточении сидела прекрасная Берта, дочь волшебника.

У ворот замка король Гиацинт спешился, подозвал своих рыцарей, и они все вместе громко-громко прокричали, как их научила старуха: «Эй, Берта, открывай, смерть твоя пришла!»

И ворота, как ни странно, открылись – с громким скрипом, изрядно вспахивая перед собой землю, в которую успел с годами врасти замок. Из темноты внутри замка раздался удивительно чистый женский голос. Голос сказал королю Гиацинту: «Проходи внутрь, и бери с собой что принес. А друзей оставь снаружи, уж больно они громкие».

- Это не друзья, это мои верные рыцари, а я – ваш новый король, - возразил король Гиацинт.

Однако ему никто не ответил, и оставалось только покорно пройти в замок, ведя за собой привезенного из заколдованного дома юношу. Наощупь миновав узкий темный коридор, король Гиацинт оказался в большой зале, едва освещенной пламенем свечей. Перед ним стояла девушка, однако лицо ее было трудно разглядеть в этой полутьме.

- Давненько сюда никто не приходил, - тихо сказала Берта, и интонации ее голоса отчего-то показались королю Гиацинту знакомыми. – Ну, показывай, с чем пришел.

И король Гиацинт отступил в сторону, чтобы Берта смогла увидеть юношу, стоявшего у него за спиной. Увидев юношу, дочь волшебника громко вскрикнула и бросилась обнимать его. Она так разволновалась, что даже не могла ничего сказать, а только все обнимала этого юношу, отходила на несколько шагов назад, смотрела, и снова бросалась обнимать, и смеялась, и плакала одновременно.

- Ты узнаешь этого человека? – не выдержал, наконец, король Гиацинт.

В ответ Берта только радостно закивала.

- Но ведь это значит, что... что я оказался прав? Это и есть твоя смерть?

- Это... мой брат, мой брат-близнец, - наконец, смогла сказать Берта.

- Мне никто не говорил, что у тебя есть брат, - сказал король Гиацинт. – Ты ведь была любимой и единственной дочерью своего отца!

- Ну, дочерей у моего отца и вправду больше не было. А о моем брате просто никто и не знал. Он ведь должен был тоже стать волшебником, продолжить дело отца, поэтому его скрывали от людей, таковы правила. Он пропал, когда нам исполнилось... Погоди, он пропал незадолго до того, как отец отнял у меня смерть. Отец тогда сказал... Ну, они с отцом не очень ладили, и мы все подумали, что Берт просто ушел из дома.

- Как ты меня сейчас назвала? – вдруг включился в разговор до того ошеломленно молчавший юноша. – Ты назвала имя, повтори его.

- Но это твое имя, разве ты его не помнишь? Тебя звали так с самого рождения... Или может быть, ты вообще ничего не помнишь? Отец, наверное, лишил тебя памяти? Иначе ты бы ведь вернулся сюда раньше...

Юноша нерешительно кивнул.

- Да, наверное, все так и есть. По крайней мере, я не помню, кем я был до того, как попал в тот странный дом.

- Берт, - сказала девушка. – Ты – Берт, а я – Берта. Близнецам ведь часто дают похожие имена... Возьми вон ту свечу, пойдем к зеркалу. Ты сразу увидишь, что мы похожи, как только могут быть похожи брат и сестра...

- Не надо, - ответил юноша. – Я уже все вспомнил. Ты назвала меня по имени, и я стал вспоминать. Берта, послушай, - он вдруг тоже разволновался, - я должен немедленно вернуться в тот дом. Я ведь и есть твоя смерть! Отец так любил тебя – он всю смерть, которая нам полагалась на двоих, передал мне, понимаешь? И если я вдруг умру, то и ты умрешь тоже. Поэтому он и лишил меня памяти, и посадил в заколдованный дом, внушив, что я ни за что не должен его покидать. Я должен немедленно вернуться туда!

- Глупенький, - ласково сказала Берта, схватив за руку уже готового броситься прочь из замка брата. – Ты что, думаешь, без смерти правда можно нормально, полноценно жить? Я так рада, что наконец моя смерть ко мне вернулась! А вместе с нею и мой дорогой брат, которого я уже давно почитала умершим.

- Я за вас тоже, конечно, очень рад, - вмешался наблюдавший за трогательной семейной сценой король Гиацинт. – Но я очень устал ото всех этих путешествий, и хотел бы теперь вернуться домой. Однако сначала неплохо было бы назначить день свадьбы, - и он посмотрел на Берту. – Ты же вроде как теперь должна выйти за меня замуж, правда? Ну, я, конечно толком тебя еще и не видел, но если ты так похожа на брата, как говоришь, то ты и впрямь должна быть сказочно прекрасна. К тому же ты вечно молодая и здоровая, и... - король немного смутился. – В общем, я согласен взять тебя в жены, Берта, дочь волшебника.

- Правда? – обрадовалась Берта. – Вообще-то ты мне тоже нравишься. Ты мне еще тогда понравился, когда в первый раз постучался в ворота моего замка и стал кричать всякие глупости. Ну, и потом, ты вернул мне мою смерть, а только человек, чья душа по-настоящему чиста, может всерьез раздобыть смерть для того, с кем собирается провести всю оставшуюся жизнь. Я готова поехать с тобой прямо сейчас, и мы завтра же сыграем свадьбу.

- Договорились, - сказал король Гиацинт, взял свою невесту за руку и улыбнулся.

- Вот и прекрасно, - заметил брат Берты. – Прекрасно, сестра, что ты, наконец, нашла свое счастье. Но... а мне-то теперь что прикажешь делать? Я ведь по-прежнему – твоя смерть.

- А вот что я тебе прикажу, - ответила ему Берта. – Ступай, куда глаза глядят, живи, как тебе хочется. Делай все, что тебе угодно.

И они втроем вышли из замка, и его величество король Гиацинт Второй усадил Берту на коня, и ускакал домой в сопровождении пары своих верных рыцарей, а Берт отправился пешком куда глаза глядят. И он стал жить, как ему хочется, и делать все, что ему угодно.

И оказалось, это даже приятно – быть чьей-нибудь смертью.

 

Сказка Кары Аллотии (Дочери Дождя)