Home » Замок » Волшебный Сад » Айва и Урючина

Айва и Урючина

Еще вчера в небе летали воздушные змеи… К вечеру на горизонте засверкали молнии и подул холодный мартовский ветер. А ночью выпал снег. Март в Ташкенте – это не снег! Это зеленая трава, просыпающиеся деревья с первыми зелеными листочками и кое-где белыми и розовыми цветками. А тут.. Снег. На этих самых листочках… И повезло тем деревьям, что еще не успели проснуться и обрадоваться Весне!

Эту история нашептал мне ветер сегодня утром. И даже более того, я сама была свидетельницей ее окончания.

***

 

 … Всю зиму мирно спали деревья. Мирно и устало спала Урючина. Сон ее был крепок. А рядом спала молодая Айва. Ее сон был беспокоен – молодость нетерпелива и Айве поскорее хотелось Весны, ласкового солнца и теплого ветра.

«Потерпи» - сонно шептала Айве Урючина.

«Но ведь уже Весна! Уже Март пришел и коснулся нас этой ночью!» - говорила в ответ Айва.

«Март коварен! Остерегайся его прикосновений!» - учила молодую Айву старая Урючина.

«Да нет! Его прикосновенья теплы и нежны!» - Айве не терпелось распустить свои заждавшиеся весны листья.

Урючина вздыхала и вновь погружалась в сон.

А между тем, солнце с каждым днем светило все ярче. И пусть ночами нудно лил дождь – Айве казалось, он льет, чтобы омыть ее ветви, – тогда она станет еще красивее к приходу Весны! Айва радовалась каждой капле, каждому лучу солнца, и ждала, когда же, наконец, она сможет распустить листья.

Каждый новый день был теплее предыдущего, и птицы весело щебетали о приходе Весны. Но Весна сама не показывалась. Она выслала вперед гонцов – теплый ветер и подснежники, чтобы они возвестили всем о ее приближении и приготовили все к ее приходу. Гонцы трудились не покладая рук. Но Март, коварный холодный Март, оставался равнодушным к их приготовлениям. Этот бледный юноша с холодными синими глазами пригонял стада туч по ночам и умывался дождем. По ночам его холодные пальцы касались твердой коры деревьев, и те знали, что весна еще не пришла. Март оставался холоден к щебетанию птиц и ласковым лучам. Согреть его могла лишь Весна. Лишь она могла растопить синий лед его глаз, чтобы они стали лазурными, как теплое весеннее небо. Он грустил о ней. И не особо заботился о приготовлениях гонцов. Но вот пригонять тучи ему нравилось.

Гонцы трудились, и это прикосновенья их теплых рук чувствовала на себе Айва. Она дрожала от нетерпенья и только отмахивалась от советов старой Урючины. И вот, настал день, когда солнышко засветило особенно ярко. Айва больше не могла ждать. Радостно она раскрыла свои почки навстречу яркому солнцу.

«Глупая! Ты замерзнешь! Твои листья опадут, так и не налившись соком! И все лето ты будешь болеть, вместо того, чтобы радоваться и веселиться!» - злилась Урючина.

«Ты мне завидуешь! Ведь ты выпустишь свои листья очень поздно – только когда отцветешь!» - гордо бросала в ответ Айва.

Урючина лишь вздыхала. Она по-прежнему спала.

Но вот наступило серое утро. Солнце не светило – но это не сильно заботило молодую Айву – она наслаждалась теплым ветром. Но к вечеру теплый ветер вдруг переменился – он стал злобным и холодным. Он щипал молодые листья и порывами налетал на деревья. Урючина привычно гнулась под его напором, но не пробуждалась. Зато Айва дрожала от холода и страха. Ветер был верным псом Марта, который пригнал с собой особенно тяжелые тучи. С наступлением темноты полил дождь. Но ветер свирепствовал с той же силой и забрасывал Айву ледяными каплями. К утру ветер стих. Айва, обессиленная, грустно склонила к земле озябшие ветви. Но тут неожиданно посыпал снег.

Когда рассвело, деревья оказались засыпаны снегом. Урючина первая пробудилась ото сна. Она огляделась вокруг и увидела, что произошло с Айвой. «Бедняжка! Она совсем замерзла!» - старая Урючина задрожала от сожаления. Тогда она вытянула повыше свои ветви.

«О, где же солнце? Где же Весна? Нам нужно тепло! Весна! Весна!»

И словно бы в ответ на ее призывы из-за туч появилось солнце. Тут же отовсюду послышалась капель – деревья пригревались и сбрасывали снежные оковы. Очнулась и Айва. Молодость взяла свое - и уже на закате она вновь была бодра, зелена и полна сил.

«Ничего, поумнеет» - бормотала старая Урючина, засыпая…

 

Сказку записала Веппа